Повеселимся от души, поедим блинов


Канун Масленицы — вселенская суббота, или большая Родительская, в которую православные поминают усопших своих родителей. Этот день по введении Христианства на Руси Святым Владимиром полюбился народу, хотя бы уже потому, что он отчасти совпал с древнею тризною по усопшим. Масленица в этом году приходится на 1 марта 2009, прощенное воскресенье.

По словам французского писателя Жюля Жанена: «Масленица, вероятно, родилась на Севере — она дочь мороза. Ее увидели прячущейся за сугробом снега, а законодатель призвал на помощь человеку в самое суровое и печальное время года. И она явилась с румяными щеками, с коварным глазом и обнаженной грудью, не с улыбкой даже на устах, а с хохотом. Заставила забыть о зиме, разогрела озябшую кровь в жилах,схватила за руки и пустилась в пляс до обморока».

Называл Масленицу народ «Сырною неделею», честною, широкою, и все дни имели свои назначения. Первый день — понедельник — широкая боярыня. Дети с утра строят снежные горы, скатываются с них, веселятся, приговаривая: «Приехала Масленица, приехала широкая!»

Зажиточный люд начинал встречу Масленицы посещением друзей. Свекор и свекровь отправляли невестку на день к отцу и матери, а вечером сами к сватам приходили, в гости. За чарой вина уславливались, где и когда проводить праздник, когда кататься по улицам, кого звать в гости.

К первому дню устраивались качели, горки, балаганы и карусели, столы с яствами сладкими. Не покачаться на качелях, не ходить на горки, не потешаться над скоморохами — значит жить по-горькому, в беде — так считали наши предки. Богатые люди начинали печь блины с понедельника, а бедные — с четверга или пятницы.

В старые времена первые блины отдавались на помин души нищенскому народу. Накормить «странников», «странниц», убогих, блаженных, сирот считалось особым благодеянием, сопровождалось такое благодеяние просьбой помолиться за души усопших.

Выставляли первые блины на окна с водою святою для преставленных родных и близких. Опару для блинов хозяйки готовили из снежной талой воды, выйдя во двор ко времени появления месяца. Просили: «Золотой месяц, золотые рожки, выгляни в окошко, подними опару».

Некоторые готовили опару на звезды, и уж та хозяйка, у которой регулы к этому времени, на озеро, на реку, колодезь не пойдет, опара нечистой будет. Брали опару от товарки или родственницы. Нельзя было спрашивать: «Куда идешь?» у стряпухи. Отвечала: «На Кудыкину гору» — и 3 раза плевала через левое плечо. Ибо приготовление опары окутывалось глубокой тайною. Об этом не говорили в канун Масленицы: «Нечистый подслушает».

Если молодые жили без свекра и свекрови, встречая 1-ю свою Масленицу, должна была женина мать (теща) прийти в канун Масленицы учить дочку печь блины со всем снарядьем: сковородками, таганом, половником, кадкою, в чем замешивают блины. А тесть распоряжался насчет муки и коровьего масла.

Зять должен быть особо уважительным к теще, слушать ее наставления без пререканий. Иначе вражда, обида на всю жизнь. Во вторник праздновали «заигрыши».

Тут уж вступала молодежь в свои права забав и веселья. Но был и другой тайный смысл этих гульбищ — все такие удовольствия клонились к сватовству, чтобы после Великого поста свадьбы играть на Красной Горке, новую семью создавать.

В богатых домах братья для своих сестриц устраивали снежные горки среди двора. Матушка посылала по соседям и по дворам, где знатные женихи водились, подростков-позываток с самого утра. «У нас, мол, и блины выпечены, и мед-масло — на столе, и горки готовы».

Позываток с понтом встречали, блинами угощали и велели кланяться хозяйке с хозяином, со всеми домочадцами, отпуская известников-позываток: «Мол, деток своих к вечеру пришлем». Значило это, что заинтересованы в смотринах. А если отказ вежливый: «У нас, мол, и гости прошены, и горы свои состроены» — значило: «Неча соваться сюда, другую прочим». Но не сопровождался обидою такой отказ: «На нет и суда нет».

А если захлебнулось печалью девичье сердечко, то это ведомо ей одной. Уныние на народ не выставлялось.

Гостей у ворот встречали, принимали в образной. Кормили блинами, поили вином, отпускали покататься во дворе, где будущие женихи невест высматривали, а будущие невесты глазами на них постреливали. Шум, гам, шутки, прибаутки. И не дай Бог, кто из братцев одуреет от хмеля. Позор. И словом матерным при девицах, не дай Бог, обмолвиться. Такого выгонят с горок.

А уж на среду-лакомку главная роль отводилась теще. Сзывались все родные. Она-то должна и блинов напечь знатных, и зятя ублажить заботою и уважением. Много песен, частушек, прибауток на эту тему создавал наш остроумный, веселый народ. Как у тещи голова болит, как теща для зятя блины пекла, как зятек то удал, да спасибо сказал, как спьяна чуть не спутал ее с молодою женой.

В широкий четверг проходили народные гулянья. Широкий разгул, катанья по улицам, в городских садах потехи, ряженые с медведями и кулачные бои. Выставлял градоначальник бесплатное хмельное для народа.

А вот уж на пятницу, на тещины вечерни зятья угощают блинами своих тещ. Посылают все тех же позываток поутру к теще и тестю: «Зятек с дочкою в ноги кланяется, к себе на блины зовет матушку с батюшкой».

На золовкины посиделки — это уже суббота — молодая невестка приглашала всю свою родню в гости. И если золовки были еще девицами на выданье, одаривала их значительными подарками. Подарками такими хвастались перед народом.

В воскресение устраивались Проводы Масленицы.

Утром выходят на погосты и на могилах просят прощения у покойников. С кладбищ приходили к священникам и просили у них прощения. Одаривали пряниками тульскими с надписями: «Кого люблю — тому дарю», «От милого подарок — дороже золота». Тульские пряники, вяземские коврижки, белевские медовики считались у наших предков дорогими подарками.

На прощеный день одаривали подарками кумовьев: для кума полотенце, для кумы — кусок мыла. Вечером дети кланялись в ноги родителям и просили прощения. После этого происходило целование со всеми близкими и знакомыми. В чистый понедельник начинались трудовые дни с каждодневными заботами.

Рекомендуем также посмотреть:

Оставьте отзыв